Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Лос-Анджелесе
Портал русскоговорящего Лос-Анджелеса
Русская реклама в Лос-Анджелесе
Портал русскоговорящего Лос-Анджелеса
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Что же дарят нам идеи

Автор: Татьяна Серафимович

Как часто мы находим свое призвание там, где уже не ожидали? Как часто давно забытое призвание вдруг начинает играть яркими красками и рисовать самые заманчивые перспективы? И как часто вновь открытое призвание вставляет палки в колеса и после первых успехов заводит нас не туда, где мы хотели бы оказаться?

Эти вопросы может смело задавать себе Вика, наша сегодняшняя героиня. Я познакомилась с нею в Лос-Анджелесе, когда гостила у своих друзей, и она буквально горела желанием поделиться своей историей. Думаю, Вика и так неоднократно задумывалась о произошедшем, но спросить об этом во время встречи как-то не пришло в голову – настолько я была поглощена рассказанной ею историей.

Все начиналось именно так, как часто происходит в жизни вообще и у моих героинь в частности – со знакомства с американцем, построения отношений, переезда в США, свадьбы и семейной жизни. Мои постоянные читатели наверняка сразу вспомнят далеко не одну похожую завязку истории. Хотя, для полноты картины, стоит все-таки рассказать, как Вика встретила своего будущего мужа.

С детства она увлекалась фотографией, а родители всячески поощряли это ее увлечение, не самое типичное для девушки. Сначала мама и папа водили Вику на различные фотокурсы, а после, когда убедились, что она не перегорела и всерьез настроена заниматься, отдали в фотошколу. Ее наша героиня успешно закончила, получила диплом, но профессиональным фотографом так и не стала.

– Получилось довольно глупо, но тогда я просто не знала, с чего начать. Категорически не хотела сразу после выпуска уходить в съемку свадеб и корпоративов, работа в сфере журналистики тоже не привлекала. Хотелось творить и создавать – придумать какую-то крутую тематическую выставку, с целой серией сюжетно связанных между собой снимков, что-нибудь такое концептуальное… Но в голову ничего не приходило. И тут одна моя сокурсница попросила помочь ей организовать выставку ее работ – ей не хватало времени, она зашивалась, ну а я согласилась, взяла на себя часть вопросов и, в общем-то, неплохо справилась.

Выставка прошла очень хорошо, моя подруга собралась устроить еще одну, снова обратилась ко мне за помощью. Ну а я ответила, что ОК, согласна, но только если сама буду заниматься организацией от начала до конца. Ну подружка только рада осталась, ведь ей работы было меньше, а мне хотелось попробовать, посмотреть, потяну или нет, в прошлый раз я же только помогала.

И Вы знаете, Татьяна, все получилось, причем без особых проблем. И я задумалась, а почему бы не заняться организацией выставок профессионально. Тем более что и портфолио я себе уже начала составлять, и подруга порекомендовала меня нескольким своим знакомым, и те фотографы, кто приходил на две этих выставки, уже видели, что все отлично.

Так я и стала работать организатором и довольно быстро втянулась. Мне нравилось: деньги были, конечно, не заоблачные, зато со столькими людьми знакомилась. И сначала я где-то и в чем-то воспринимала эту работу как временную – пока вдохновение не придет, – то со временем стала уже относиться к ней, как к постоянной… Фотосъемкой я, конечно, занималась, но несерьезно: так, для себя, когда увижу хороший кадр и под рукой есть камера. Писатели в таких случаях говорят, что пишут «в стол», а я вот, получается, фотографировала «в стол». Но меня все устраивало, нечему жаловаться – даже наоборот, ведь именно благодаря работе я познакомилась со своим будущим мужем.

Дайте угадаю, на выставке?

– Да, и это может показаться очевидным, но на самом деле на выставке Мэтт оказался случайно. Просто зашел вместе с русским другом, который показывал ему достопримечательности нашей Тулы и сориентировался на ходу. Я увидела и услышала, что наши гости разговаривают на английском языке, поэтому решила подойти поинтересоваться, все ли им нравится. Мэтт сказал, что да, он приятно удивлен уровнем организации и организатором тоже – сразу сделал мне комплимент. И после тоже оказывал знаки внимания, а когда уходил и попросил у меня номер телефона, я не захотела отказывать такому вежливому, представительному и симпатичному мужчине.

Вот как мы познакомились. На следующий день Мэтт позвонил, мы с ним мило поболтали, он пригласил меня на свидание, я с удовольствием согласилась. Вечер прошел просто замечательно, Мэтт мне более чем понравился, в том числе и своей решительностью – не постеснялся поцеловать, когда провожал меня домой. Второе свидание тоже было, и третье… Наши отношения вообще развивались очень быстро. Поэтому, когда Мэтт уезжал в США, я уже знала, что это был не просто мимолетный роман, что у нас все серьезно.

Так и случилось. Пара продолжила свои отношения на расстоянии, и это как раз тот случай, когда многие километры не разделили людей, когда в разлуке и он, и она поняли, насколько нужны друг другу. Как только все формальности были улажены, а документы – оформлены, Вика переехала к Мэтту в Калифорнию, и через пару месяцев они поженились.

Новая жизнь, новые идеи

– Поначалу, конечно, все шло слишком быстро, даже не шло, а летело. Я только приехала, только чуть-чуть освоилась в США – здесь ведь совсем другие люди, с другим менталитетом! – и сразу же свадьба, со всеми ее хлопотами, приятными, но хлопотами. Затем – медовый месяц, а после него еще нужно было отдыхать от отдыха. И вот когда эта эйфория схлынула, я поняла, что мне нужно найти работу.

Хотели получить некоторую независимость от мужа? Насколько я понимаю, вопрос финансов не стоял, и Вы могли бы и не работать, если бы не желали этого…

– Дело даже не в финансовой или какой-то другой независимости. Переезжать в другую страну и не работать в ней мне было абсолютно не страшно. Вы просто не знаете, насколько Мэтт честный человек: уже тогда я была уверена, что даже если у нас с ним возникнут какие-то серьезные разногласия или конфликты, и дело дойдет до развода, то он точно не воспользуется тем, что я останусь одна в чужой для себя стране.

Дело было в том, что мне буквально нужно было что-то делать. Я не то чтобы не хотела, а просто морально не могла превращаться в домохозяйку и целыми днями заниматься только бытом. С одной стороны, я очень любила мужа, готова была окружить его заботой и делала это как могла – без ужина, внимания, ласки он никогда не оставался. С другой – столько всего еще можно было сделать!

И вот в этом поиске себя я поняла, что не согласна на что-то околотворческое, как это было в родной Туле, что в Лос-Анджелесе я хочу создавать, творить, выражать себя – так, как умею. Поэтому я снова взялась за фотоаппарат.

Новая страна может дать много эмоций для творчества…

– Да, но поначалу ничего, по большому счету, не клеилось. Нет, я, конечно, ходила, ездила, снимала – ведь это же LA, здесь такие виды! Но идеи как-то все равно не шли, не было вдохновения, а значит и случая, чтобы поймать тот момент, который отличает хорошее фото от шедеврального. И так я ходила месяц-два, уже отчаиваясь, а потом мне наконец-то повезло.

Я зашла в молл и, после шопинга, наслаждалась чашечкой кофе в местной кафешке. Там мое внимание привлек один парень: очень скромный с виду, он подошел знакомиться к эффектно выглядящей девушке. Я еще подумала, что ему ничего не светит. Но я ошиблась – они вполне мило поболтали, потом он достал свой мобильный и что-то записал под ее диктовку – очевидно, ее номер. Девушка допила свой смузи и ушла, а меня эта сценка увлекла настолько, что я о своем кофе забыла. А потом случилось то, после чего мне было уже не до напитков.

Даже боюсь спрашивать: что же?

– В кафе зашла другая девушка, тоже симпатичная и яркая, и что Вы думаете? Наш скромняга и стесняшка пошел знакомиться уже к ней, да так уверенно! Пяти минут не прошло, как он взял телефончик еще и у этой девушки. А я сидела и не могла поверить глазам, думая о том, до чего же обманчивой бывает внешность.

И тут меня осенило! Нужно сделать серию фото, раскрывающих мужчин как-то по-новому. Вот я видела, как обычный скромный парень, в очках, в строгом костюмчике, берет у девушки номер, улыбается ей, что-то говорит, а воображение мне уже дорисовывало остальное. Я знала, что он точно так же пять минут назад подкатывал к другой девушке, и вот он мне уже видится коварным обольстителем, вот его улыбка уже кажется насмешливой и даже инфернальной… Вы меня понимаете?

Идея была не в том, чтобы показать какие-то плохие черты характера, а в том, чтобы перевернуть привычный имидж, выбраться за рамки стереотипов, чтобы те, кто смотрит на снимок, могли увидеть мужской образ под другим углом. И вот я уже загорелась тем, чтобы сделать сразу целую галерею таких фотопортретов. И не придумала ничего лучшего, чем подойти к этому парню, познакомиться и предложить ему мне попозировать.

Смело!

– Ну а что мне еще оставалось делать, не терять же образ. Это потом, когда я, радостная, поделилась своей идеей с Мэттом, он мне сказал, что я действовала слишком смело, что такая инициатива и напористость с моей стороны могла и отпугнуть мужчину здесь, в Америке. Еще бы и в полицию обратиться мог, ха-ха.

Зато Мэтт не только полностью поддержал мое начинание, но и подсказал – а законы он всегда знал отлично, – что с каждой моделью нужно подписать Model Release Form – специальный документ, подтверждающий согласие человека на съемку. Без него публиковать и выставлять фотопортреты попросту незаконно. Об этом правиле я в дальнейшем не забывала.

Новый размах для идеи

Как только у меня появилась концепция, все изменилось. После фотосессии с Джеффом – так зовут того Казанову, что подал мне идею, я почувствовала мощнейший прилив вдохновения. Образ был раскрыт именно так, как мне хотелось – об этом говорил Мэтт, его друзья, которым я показывала готовую работу, Джефф и его девушка, кстати, одна из тех, с кем он познакомился в молле при нашей встрече. О другой я тактично умолчала.

Ну да я отвлеклась. Так вот, после первой работы я была окрылена и поняла, что стоит продолжать в таком духе. И внимание с воображением тоже стали работать в нужном направлении: вот сидим с Мэттом в ресторане, и я подмечаю один образ, отрываемся с подругой на шоппинге, и я вижу другой типаж, который можно интересно раскрыть, и так далее. В общем, приходилось много знакомиться.

А Мэтт был не против того, что Вы постоянно знакомитесь с мужчинами?

– Нет, конечно нет. Он же понимал, что все это для дела, а не ради какого-то флирта или поднятия самооценки. Он знал, что я в такие игры не играю, что не хочу, чтобы он ревновал, и это его доверие даже помогало. Я не отвлекалась на ссоры, не задумывалась о том, что на меня обижаются или что меня в чем-то подозревают. Я просто творила – создавала целую галерею фотопортретов и даже стала потихоньку задумываться об организации собственной выставки. Но тут начались очень деликатные проблемы.

Если мой Мэтт относился к фотосессиям спокойно, то не каждая девушка парня-модели так же правильно понимала ситуацию. А девушки и жены были у многих парней: и если одни дамы более-менее терпимо относились к позированию их бойфрендов/мужей, то другие считали, что я таким образом просто знакомлюсь с их ненаглядными, чтобы отбить, а третьи и вовсе полагали, что это я так заигрываю.

В общем, начали возникать разного рода конфликты. Ситуация усложнилась после того, как я решила сделать одну-единственную эротическую фотосессию. Ну так я увидела образ! И никакой вульгарщины, просто чуть-чуть попы видно было. Мэтт это понимал, воспринимал именно как искусство и против не был, Сэм – парень, которому я это предложила – тоже не смутился и был за...

Сама фотосессия получилась просто отличной, снимками я была более чем довольна. Но когда их увидели подруги и жены других моих моделей… Самое забавное, что у Сэма-то герлфренд вообще не было (как я потом узнала, он вообще оказался геем)… Но несколько девушек в итоге поставили перед своими бойфрендами ультиматум: либо они, либо съемки. Так я потеряла трех моделей, которых планировала снять еще в паре образов для своей выставки, а к тому моменту я уже решила, что все-таки устрою выставку прямо в Лос-Анджелесе – планы были грандиозные! В итоге парни просто испугались ссор со своими половинками и отказались сниматься. Хотя я даже тогда их не осуждала – все понятно, – просто расстроилась.

Но это было еще не самое-самое… Главной неприятностью для меня стала Бонни – невеста одного из моделей, Джима. Она увидела эту эро-фотосессию, и у нее просто сорвало крышу. Она вообразила себе, что я чуть ли не совращаю мужчин, позвонила мне и высказала все свои фантазии и претензии.

Представляю, насколько это было неприятно. И как же Вы отреагировали?

– Сначала пыталась ее успокоить, привести какие-то доводы, но она не слушала и не обращала на мои ответы абсолютно никакого внимания. Подписанная Model Release Form? Плевать, просто бумажка, разве она станет помехой для секса! Съемка в присутствии других людей (а так наша фотосессия и проходила, что могли подтвердить несколько человек, в том числе и мой муж)? Тоже не довод – может вы все там заодно и оргию устроили.

Примерно так она отвечала, а когда еще начала меня обзывать, я не выдержала. Всякому терпению есть предел – я старалась ее понять и сделать скидку на то, что Бонни ревнует и в настолько возбужденном состоянии не совсем отдает отчета своим словам… но когда она стала уже откровенно поливать меня грязью, я послала ее и бросила трубку. Я тоже не железная, знаете ли.

Может, поступила неправильно, может, повела себя слишком резко. Потому что Бонни на этом не успокоилась. Она начала забрасывать меня СМСками, писать на почту и в Facebook, какая я нехорошая. И если в случае с телефоном достаточно было просто добавить ее в черный список, то для почты она не стеснялась регистрировать новые email-адреса, лишь бы еще разок облить меня помоями. Дело дошло даже до каких-то туманных полунамеков, вроде: «Ты еще пожалеешь» или «Тебе все это еще вернется».

Похоже на самое натуральное преследование. Вы обратились в полицию?

– Нет, но не из-за того, что не хотела, чтобы у Бонни не было неприятностей. Скажу честно, я не хотела, чтобы неприятности появились у меня. Наверное, Вы, Татьяна, и многие из тех, кто прочтет мою историю, разочаруются во мне после этих слов (а кто-то и осудит), но дело в том, что Бонни была неправа не во всем. У меня был секс с одним из позировавших мне парней.

Как?!

– Да, увы, это был случайный секс. Не с Сэмом, звездой моей эро-фотосессии, и не с Джимом, мужем Бонни, а с другим парнем, не буду называть его имени. Я ему нравилась и видела это, но он не позволял себе лишнего, вот я и решила, что смогу удержать его на расстоянии и мы ограничимся только рабочими отношениями. Но в тот раз все так сложилось: я пришла на съемку, поссорившись с Мэттом, он пришел прямо с неудачного свидания… Фотографируя, я подошла к нему и потянула за руку, чтобы чуть-чуть поменять его позу, а он обнял меня и поцеловал… Очнулась я только после того как все произошло.

Конечно, мы поговорили и решили, что это была ошибка, и договорились, что никому об этом не расскажем и что это больше не повторится. И действительно не повторилось, а мы не рассказывали. Но в полицию я не хотела обращаться именно по этой причине – боялась проговориться, когда начнут задавать вопросы, не хотела, чтобы муж узнал о той глупости, что я совершила. А это действительно была глупость, я любила Мэтта, и не хотела, чтобы идиотский случай разрушил наш брак.

Так я и отбросила навязчивую Бонни в сторону, тем более что обращать на этот спам внимание у меня банально не оставалось времени. К тому моменту я уже собрала достаточно фотопортретов для выставки и с утра до ночи готовилась к показу. Может, это было хорошо, потому что я не реагировала слишком остро, не накручивала себя, не нервничала еще и по этому поводу, а может, и плохо, потому что не воспринимала Бонни всерьез.

Обо всех намеках и угрозах я вспомнила уже после выставки. Она прошла с локальным успехом: гости остались довольны увиденным, местные критики хвалили, даже спонсоры объявились, а галерея, в которой я выставлялась, предложила устроить еще одну выставку, на что я, конечно, согласилась. Мы с Мэттом отметили успех шампанским – обычно не пьем, но тут был повод, и мы решили устроить себе романтичный вечер: после ресторана пили шампанское из горла в машине на заднем дворе и так увлеклись, что даже не заметили, как оказались в спальне… А когда наутро я вышла во двор, то увидела, что колеса машины спущены, стекла разбиты, а дверцы поцарапаны.

Как исправлять последствия идеи?

В этой ситуации уже пришлось обращаться в полицию. У нашей героини не осталось выбора: Мэтт взял инициативу в свои руки и вызвал полицейских. Мучимая сомнениями, страхами и виной, Вика созналась в своей интрижке.

– Полицейские стали подробно расспрашивать обо всем: обо мне, моем отношении к Сэму, к Джиму, к Бонни, о событиях после эротической фотосессии, и о событиях до нее. А я все думала о том, как бы не проговориться о том случайном сексе. И, я не знаю, то ли глаза у меня были виноватыми, то ли просто совесть мучила, но чем дальше, тем больше мне казалось, что они меня в чем-то подозревают, что они не просто спрашивают, а хотят узнать именно о моей измене, хотят, чтобы я рассказала им, а не мужу.

Поэтому, когда они ушли, я решилась – и призналась Мэтту. Рассказала ему все о том случае: объяснила, что совершила ошибку, в которой раскаиваюсь до сих пор, что не испытываю к тому парню никаких чувств, поклялась, что этого больше не повторится… Но он не простил – сначала съехал от меня к другу, а потом мы развелись, как я ни умоляла Мэтта дать мне второй шанс.

И знаете, что самое забавное? Оказалось, что в случаях правонарушений полиция проверяет камеры наблюдения, если они установлены где-то поблизости. У соседей как раз была. И камера показала, что это была не Бонни. Выяснилось, что это какие-то малолетние хулиганы. Снимают такие камеры в низком качестве, но даже с плохой картинкой было видно, что колеса пробивает и дверцы царапает не женщина, а несколько мелких хулиганов. К тому же, полицейские позвонили Бонни, и в ту ночь она ночевала у подруги, оставшись после празднования дня рождения. Получается, что я сама разрушила брак своим признанием.